Ученые Института нефтегазовой геологи и геофизики им. А.А.Трофимука (ИНГГ, Новосибирск) обнаружили в сибирской части Арктики следы первых животных на Земле. Находки были сделаны в осадочных породах.

«Мы увидели, что это начинается где-то 550 млн лет назад, сделали самые разные срезы, и в некоторых нам попались извилистые норы: видно, что организм по ним полз, полз в осадке, перемешивая его.

Раз существо двигалось, значит, имело мышцы, а раз были мышцы, то обладало и кровеносной системой, и сердцем, и головой.

То есть уже по одному следу мы видим, что это был организм с признаками, которые мы ожидаем увидеть только у животных», — цитирует заведующего лабораторией палеонтологии и стратиграфии докембрия ИНГГ Дмитрия Гражданкина издание Сибирского отделения РАН «Наука в Сибири».

К находке привело изучение следов так называемых вендобионтов — мягкотелых живых существ, повсеместно заселивших планету около 580 млн лет назад и исчезнувших 540 млн лет назад. К слову, ученые до сих пор не пришли к единой точке зрения — животные это были или растения.

Первые существа, которые ученые могут совершенно точно идентифицировать как животных — ракообразное, моллюск, трилобит — появляются только 530 млн лет назад.

Поэтому к вендобионтам исследователи проявляют огромный интерес: понятно, что среди них должны быть примитивные животные, но как их определить, никто не знает. Никакие стандартные признаки — наличие мышц, кишечника, рта — на отпечатках не проявляются. Судя по всему, вендобионты были построены из отсеков, камер, как надувные матрасы, которые имели самую разную форму.

«Совершенно точно там можно выделить разные, не родственные существа, — говорит Дмитрий Гражданкин. — Однако вот в чем проблема — (…) они не похожи ни на что. Когда эти организмы были впервые обнаружены (в середине прошлого века), исследователи пытались понять, с чем имеют дело. К 1980-м годам накопилось достаточное количество материала, ученые начали его разрабатывать.

В 1990-е родилась идея, что мы имеем дело с какими-то экспериментами природы: это не животные, не растения, но какие-то сложные формы жизни». 

«Я пытаюсь реконструировать экосистемы, в которых существовала вендобиота, — поясняет палеонтолог, — и прихожу к выводу, что они были построены совсем по другому принципу, механизм их функционирования отличался от того, при котором мы сейчас обитаем. (…) Я стараюсь понять, как это было устроено, и вижу — по-другому».

По словам исследователя, древнейшие мягкотелые организмы были распространены глобально.

«Их ареалом была вся планета — они не боролись за пищевые ресурсы так, как это делают животные, а каким-то образом научились между собой эти «деньги» поровну делить. Еще интересный момент: один из организмов, похожий на листик, — чарния. Самые древние имеют возраст 580 млн лет, самые молодые — 550, что означает: 30 млн лет один вид просуществовал без изменений. Это ненормально, обычно виды эволюционируют в другие за относительно небольшой в геологическом смысле отрезок времени (1—1,5 млн лет)», — отмечает Гражданкин.

Чарния: отпечаток и реконструкция внешнего вида

Все данные говорят о том, что вендобионты были распространены глобально, не эволюционировали и жили в других экосистемах.

«Значит, это были совершенно другие организмы, но какие — мы не знаем, современных их аналогов нет, значит, они вымерли. Анализируя полученную информацию, мы видим, что экономика природы кардинально сменилась как раз 530 млн лет назад, и как раз в это время наши мягкотелые организмы вычеркиваются из ископаемой летописи, — поясняет ученый. — Геохимическими методами мы показали: вот он, переломный рубеж в истории нашей планеты. Спустя какое-то время у животных появился скелет, раковины, пошла «гонка вооружений», резко увеличилось разнообразие — и случился кембрийский взрыв».

Вендобионты стали предшественниками этого бурного развития скелетной фауны, причем совершенно обособленными: они не эволюционировали в более совершенные организмы, а исчезли еще до их появления. 

«Возможно, это был некий эксперимент природы — она придумала, как можно создать сложные организмы, но полностью встроить их в экосистему не получилось, потому что оказались забыты кишечник, мышцы, скелет, и все пришлось делать с чистого листа», — констатирует Дмитрий Гражданкин.

← Нажмите «Нравится» и читайте нас в Facebook